CENTER FOR ECONOMIC RESEARCH

Не взирая на пандемию узбекский текстиль демонстрирует рост

Экономический рост будет обеспечиваться в первую очередь за счет создания конкурентоспособных производственных цепочек и наращивания инвестиций на эти цели.

Согласно исследованиям Гарвардского университета, наша страна имеет все возможности и относительные преимущества в производстве промышленных товаров более 50 наименований.

В частности, имеются все условия для того, чтобы нефтехимическая, металлургическая, машиностроительная, электротехническая, фармацевтическая, строительная, текстильная, кожевенно-обувная, пищевая отрасли, а также сферы, связанные с «зеленой экономикой», стали «драйверами» национальной экономики.

Из Послания Президента Республики Узбекистан Олий Мажлису, 29 декабря 2020 года.

Текстильная отрасль, несмотря на ситуацию с коронавирусной пандемией, продолжает демонстрировать высокие темпы роста, оставаясь одной из наиболее динамично развивающихся отраслей экономики Узбекистана.

За последние четыре года в сфере произошли кардинальные изменения. К примеру, экспериментальное для Узбекистана создание хлопково-­текстильных кластеров как новой формы организации цепочки производства от сырья до готовой продукции, сокращение экспорта хлопка с целью его полной переработки в республике, привлечение передового опыта производства текстильной и швейной продукции, шаги по отмене международного бойкота в отношении текстиля и одежды из Узбекистана и расширение присутствия на внешних рынках. Все это позволило создать прочный запас устойчивости отраслей и с минимальными потерями пройти трудности, выпавшие на долю экономики страны.

По данным Госкомстата, за 11 месяцев прошлого года производство текстиля выросло на 14,4 процента и по итогам 2020-го сохранило двузначные темпы роста, чего не наблюдалось в предыдущие годы. Для сравнения: в 2016-м текстильное производство увеличилось на 9 процентов.

На швейном производстве пандемия отразилась в виде замедления роста, однако здесь также сохраняются положительные значения на уровне 2,9 процента. Правда, в предыдущие годы швейное производство ежегодно в среднем увеличивалось почти на 7 процентов. В настоящее время на отрасли производства текстиля и одежды приходится 12 процентов всего объема промышленного производства. По данным Ассоциации «Узтекстильпром», за период 2017-2020 годов производство хлопчатобумажной пряжи увеличилось в 1,7 раза, тканей - в 2, трикотажного полотна - в 1,9, трикотажных изделий - в 1,8, чулочно-носочных изделий - в 5,6 раза.

За счет повышенного внимания к развитию текстильного и швейного производства со стороны руководства страны, оказания поддержки в виде налоговых преференций, льготного кредитования, субсидирования отрасль стала более привлекательной для инвестирования. Так, по данным ассоциации, если в 2016-м было освоено 190 млн долларов инвестиций, то по итогам 2019-го их объем увеличился в 2,5 раза и достиг 473,9 млн долларов. Пандемия замедлила инвестиционную активность в текстильной и швейной отраслях, однако поток инвестиций не прекратился.

Бурное развитие отрасли сопровождали создание рабочих мест и увеличение занятости населения. По данным Ассоциации «Узтекстильпром», количество занятых в текстильной и швейной отраслях за четыре года увеличилось почти на 19 процентов и достигло 366,9 тысячи человек. Переход к кластерному управлению цепочкой производства показал эффективность этой модели, что привело к ускоренному росту хлопково-­текстильных кластеров. Если в 2017 году действовал только один кластер, то в 2020-м их количество достигло уже 95.

Приоритетными направлениями развития рассматриваемых отраслей являются дальнейшие наращивание и раскрытие экспортного потенциала, увеличение объемов экспорта, диверсификация внешних рынков сбыта отечественного текстиля и одежды. По данным Госкомстата, экспорт текстильной и швейно-трикотажной продукции по итогам 11 месяцев 2020-го увеличился на 15,4 процента (до 1,7 млрд долларов). Относительно 2016 года объем экспорта в 2020-м вырос в 1,8 раза. Политика по наращиванию экспорта готовой продукции с высокой добавленной стоимостью также дает свои плоды. К примеру, экспорт готовых трикотажных и швейных изделий за рассматриваемый период увеличился в 2,1 раза. В настоящее время более 563 видов текстильной продукции экспортируется в 69 стран мира, тогда как в 2018-м - 348 видов в 57 стран.

В разрезе стран наблюдается динамичный рост экспорта как на традиционные рынки сбыта, так и на новые. В частности, за 11 месяцев 2020-го экспорт в Россию относительно объемов 2016-го увеличился на 37 процентов, в сопредельные страны - в 3,2 раза. Растут и объемы экспорта в страны дальнего зарубежья. К примеру, экспорт текстиля и одежды в Китай увеличился в 2 раза, Турцию - в 3,3, Польшу - в 3,5, Италию - в 3 раза. Говоря о странах Европы, необходимо отметить, что в прошлом году Европейской комиссией было принято решение в досрочном порядке предоставить Узбекистану статус бенефициара Всеобщей системы преференций «GSP+». Это позволит поставлять на рынок стран ЕС среди прочего и текстильную продукцию беспошлинно, что, как ожидается, приведет к увеличению поставок текстиля и одежды Узбекистана на европейский рынок. По сообщениям Ассоциации «Узтекстильпром» со ссылкой на экспертные оценки, режим «GSP+» даст возможность увеличить экспорт продукции почти на 300 млн долларов в год, а к 2025-му - до 1,2 млрд.

Таким образом, текстильная и швейно-­трикотажная отрасли Узбекистана за последние четыре года продемонстрировали устойчивое динамичное развитие, сохранив накопленный потенциал в период пандемии в 2020 году.

Руслан Абатуров
Главный научный сотрудник Центра экономических исследований и реформ при Администрации Президента Республики Узбекистан.

...
Leonid Polishchuk, Deputy Director, IRIS Center, University of Maryland, USA

"Indeed, CER is a “collective resource” for donors and international development agencies in Uzbekistan. The Center maintains strong leadership among public policy analysis units. It has reached organizational maturity and accumulated valuable professional and institutional assets, including strong reputation, trust and credibility with stakeholders, good outreach channels, capable team of policy analysts, and necessary project management expertise."