ЦЕНТР ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Узбекский текстиль на рынке стран ЕАЭС в условиях пандемии

Как известно, Узбекистан прорабатывает вопросы возможности расширения внешнеэкономического сотрудничества со странами ЕАЭС. Страны ЕАЭС являются традиционными торговыми партнерами, на которые приходится четверть внешнеторгового оборота республики. В условиях проведения открытой внешнеэкономической политики, поиска новых форм сотрудничества вполне логичным является то, что Узбекистан подал заявку на получение статуса наблюдателя при ЕАЭС. Получение статуса наблюдателя не повлечет принятия экономических обязательств, но позволит детально ознакомиться с деятельностью этого межгосударственного интеграционного объединения и оценить все выгоды и негативные стороны для экономики Узбекистана от возможного вступления.

В начале этого года Центром экономических исследований и реформ были представлены результаты проведенного комплексного исследования о влиянии возможного вступления в ЕАЭС на отрасли экономики Узбекистана. В рамках этого исследования было выявлено, что текстильная и швейно-трикотажная отрасли являются одними из наиболее перспективных направлений наращивания всестороннего сотрудничества со странами ЕАЭС.

За последние годы между Узбекистаном и ЕАЭС отмечается ускоренная динамика развития сотрудничества в текстильной и швейной отраслях. Так, экспорт отечественной текстильной промышленности в страны ЕАЭС увеличился за 3 года на 44%. В частности, в Россию – на 35%, Кыргызстан – в 2 раза, Беларусь – на 80%. Отмечается и рост инвестиций из стран ЕАЭС в текстильную и швейную отрасли Узбекистана. Если в 2017 г. было привлечено инвестиций в общем счете 1,4 млн. долл., то в 2019 г. уже 65,2 млн. долл. Позитивная динамика последних лет обусловлена как исторически сложившимися хозяйственными и торговыми связями, так и проводимой в последние годы политикой Узбекистана на повышение уровня экономического сотрудничества со странами ближнего и дальнего зарубежья.

Развитие сотрудничества между Узбекистаном и ЕАЭС в 2020 году проходит в условиях влияния пандемии коронавируса. Как известно, было прекращено пассажирское транспортное сообщение, отмечались задержки в поставках товаров. Учитывая, что ЕАЭС является основным рынком сбыта текстильной и швейной продукции Узбекистана, прекращение деятельности крупных ретейлеров в этих странах существенно сказывалось на внешней торговле текстильной продукцией.

ЦЭИР продолжает следить за изменениями конъюнктуры внешнеэкономической деятельности между Узбекистаном и ЕАЭС, развивающейся в настоящее время в условиях COVID-19.

Рынок текстиля и одежды ЕАЭС

ЕАЭС является крупным потребителем текстильных и швейных товаров. Собственное производство стран ЕАЭС не способно покрыть спрос 184-миллионного населения, что объясняет достаточно значительные объемы импорта рассматриваемой продукции. По итогам 2019 г. страны ЕАЭС импортировали текстиля и одежды из третьих стран на 13 млрд. долл., импорт за 3 последних года увеличился на 38%. Объем взаимной торговли стран ЕАЭС по данной продукции составил 1,8 млрд. долл. с увеличением на 34% за 3 года.

Таким образом, рынок ЕАЭС является наиболее динамично развивающимся. В то же время сами страны ЕАЭС нельзя назвать ведущими производителями текстиля и одежды относительно размеров собственных экономик. К тому же в 2019 году наблюдалось неустойчивое развитие рассматриваемых отраслей в странах ЕАЭС. А в текущем году значительное влияние на развитие отраслей оказывает и пандемия коронавируса.

Производство

По данным ЕЭК, за январь-июль 2020 г. в странах ЕАЭС производство текстильных изделий выросло на 3,7% в сравнении с аналогичным периодом предыдущего года. По итогам семи месяцев наибольший спад в производстве текстильных изделий отмечается в Армении (на 43,7%) и Кыргызстане (на 25,1%). Россия и Беларусь, напротив, продемонстрировали увеличение темпов роста в сравнении с темпами роста за первые семь месяцев 2019 года. В Казахстане динамика наращивания текстильного производства несколько замедлилась с 18,3% за 7 месяцев 2019 г. до 8,3% за январь-июль 2020 года. Между тем, необходимо отметить, что в целом по ЕАЭС за январь-июль прошлого года динамика производства выглядела хуже. В текущем году, несмотря на пандемию, сохранился рост в основных странах-производителях – России, Беларуси и Казахстане.

Между тем, в производстве одежды отмечается продолжение спада. Так, за январь-июль производство одежды сократилось на 4,4%. Снижение производства отмечается во всех странах. В наибольшей степени сократилось производство одежды в Кыргызстане (на 20%) и Беларуси (на 10%). При этом следует отметить, что производство одежды в основных странах-производителях данной продукции в ЕАЭС сократилось и по итогам 2019 года – в России на 3%, Беларуси на 2,2%.

В Узбекистане, несмотря на негативное влияние пандемии, по производству одежды удалось сохранить положительную динамику, а в выпуске текстиля и вовсе выйти на двузначный рост – 13,1%, тогда как за январь-июль 2019 года увеличение было лишь на 2,1%.

Импорт

Пандемия коронавируса привела к снижению импорта в страны ЕАЭС одежды и текстиля. По итогам полугодия импорт ЕАЭС текстиля и одежды (группы ТН ВЭД 50-63) составил 5,8 млрд. долл. и сократился на 6% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Достаточно серьезный спад отмечается в импорте трикотажной одежды – на 27%.

По основным странам-поставщикам текстиля и одежды на рынок ЕАЭС снижение отмечается в импорте из Турции – на 27,7% в сравнении с первым полугодием 2019 г., Бангладеш – на 19,4%, Италии – на 30%. Из Китая, основного экспортера на рынок ЕАЭС, напротив, импорт увеличился на 17,4%.

В разрезе товаров спад обусловлен сокращением импорта трикотажных маек, фуфаек на 18%, трикотажных свитеров, пуловеров, кардиганов на 24%, женской одежды на 21,5%, мужской одежды на 23,6%. В то же время страны ЕАЭС значительно нарастили импорт спецодежды в 3,4 раза в натуральном выражении и прочих готовых изделий (подсубпозиция включает защитные маски) на сумму 615,6 млн. долл. (в основном, из Китая – на 583,3 млн. долл.), тогда как за первое полугодие 2019 г. – 63,2 млн. долл., а за весь 2019 г. – 138 млн. долл. По данной подсубпозиции из Узбекистана в 2019 г. было импортировано на 99 тыс., а за первые полгода 2020 г. – на 3,6 млн. долларов.

Влияние пандемии на узбекский экспорт текстиля

Пандемия коронавируса негативно сказалась в целом на внешней торговле Узбекистана. По данным Госкомстата РУз, за восемь прошедших месяцев текущего года внешнеторговый оборот сократился на 12,7%, экспорт – на 4,2%. Между тем, экспорт текстиля и одежды продолжает сохранять положительную динамику. Экспорт текстильной и швейной продукции (группы ТН ВЭД 50-63 за исключением хлопка-сырца) составил 1,2 млрд. долл. и увеличился на 12%.

Экспорт текстильной и швейной продукции Узбекистана в ЕАЭС за январь-август 2020 г. составил 666,2 млн. долл. Это фактически половина от всего объема экспорта текстиля и одежды. Несмотря на влияние пандемии, отмечается существенная динамика роста экспорта на данный рынок. Увеличение относительно объемов за январь-август 2019 г. – на 27%, на фоне сокращение экспорта в другие страны – на 17%. Столь значительный прирост обусловлен, в первую очередь, ростом экспорта трикотажной одежды почти на 85 млн. долл., или на 41,1%. В данной группе товаров большая часть приходится на экспорт маек, фуфаек. Экспорт в ЕАЭС по данной позиции товаров увеличился на 54,6%, или на 41,5 млн. долл. Также существенно увеличился экспорт трикотажных полотен на 47%. На 60% наращен экспорт постельного, столового туалетного, кухонного белья.

В ЕАЭС основными странами-импортерами отечественной текстильной продукции в текущем году являются Россия и Кыргызстан, экспорт в который по итогам семи месяцев увеличился в 2,7 раза.

Немаловажным для отечественной текстильной и швейной отраслей является последовательное увеличение доли готовой продукции в объеме экспорта. Так, к примеру, доля экспорта только одежды в ЕАЭС достигла 47,1%, тогда как в 2017 году составляла 37,1%. Таким образом, невзирая на трудности, вызванные пандемией, Узбекистан наращивает экспорт в страны ЕАЭС.

Проблемные вопросы

Несмотря на достигнутые результаты последних лет в области укрепления сотрудничества между Узбекистаном и странами ЕАЭС в области текстильной и швейно-трикотажной отраслей, увеличения отечественного экспорта, необходимо сказать и о сохраняющихся проблемах узбекского экспорта текстиля и одежды как на рынке стран ЕАЭС, так и в целом.

Как уже отмечалось выше, для Узбекистана страны ЕАЭС в своем большинстве являются традиционными и основными рынками сбыта текстильной и швейной продукции за рубежом. Между тем, доля Узбекистана в импорте текстиля и одежды ЕАЭС остается незначительной, несмотря на имеющийся потенциал, и за последние годы фактически не изменилась. Так, по данным с сайта ЕЭК, на рынке текстиля и одежды ЕАЭС основными внешними поставщиками являются Китай, на который приходятся 45,6% импорта, Турция – 8,6%, Бангладеш – 7,5%, Узбекистан – 6,4%, Италия – 4,4%. На рынке только одежды (3,1 млрд. долл.) (группы ТН ВЭД 61+62) лидирует также Китай – 41,3%, за ним с значительным разрывом идут Бангладеш – 13,2%, Турция – 9,2%, Италия – 6%, Вьетнам – 5,2% и Узбекистан – 4,5%. За последние 3 года в пятерке лидеров стран-экспортеров текстиля и одежды на рынок ЕАЭС Узбекистан имел наименьшие показатели стоимостного роста. В целом, за 3 года объем импорта ЕАЭС из Узбекистана текстиля и одежды увеличился на 35,4%, тогда как из Турции в 2,1 раза, Бангладеш – на 47,6%, Италии – на 46,8%, Китая – на 35,8%. Таким образом, как видно из этой динамики, Узбекистан в определенной степени уступает свои позиции на этом рынке.

Узбекистан стремится диверсифицировать экспорт текстиля и одежды как по товарной номенклатуре, так и по географии поставок. Необходимость диверсификации по товарной номенклатуре в значительной степени связана с достижением в настоящее время некоторых пределов по основным экспортным товарным позициям на традиционных рынках, таких как ЕАЭС. Узбекистан является ведущим поставщиком на рынок ЕАЭС хлопчатобумажной пряжи (сод. хлопковых волокон 85 мас.% или более) – 213 млн. долл., и хлопчатобумажных тканей (сод. 85 мас.% или более хлопковых волокон, с поверхностной плотностью не более 200 г/м2) – 45 млн. долл. По данным позициям импорта ЕАЭС на долю Узбекистана приходятся 72,7% и 38,7%, соответственно.

Кроме того, преобладающая часть экспорта готовой продукции (по большинству позиций товарной номенклатуры – более 80%) приходится на рынок ЕАЭС, и в частности России. На страны ЕАЭС в 2019 г. приходилось почти 92% узбекского экспорта трикотажной одежды, а по итогам 8 месяцев текущего года – 95%, что также говорит о крайнем уровне зависимости от данного рынка. Это, соответственно, создает определенные риски, связанные с возможностью диктата цен со стороны импортера и ограничивает возможности выбора рынков, что и приводит к необходимости диверсификации географии экспорта. В данном направлении правительство Узбекистана прилагает усилия по открытию, в первую очередь, емкого рынка стран ЕС. Для этого, во-первых, ведется работа по отмене бойкота узбекской текстильной продукции со стороны мировых брендов, а во-вторых, по получению статуса GSP+ со стороны ЕС, что позволит существенно снизить тарифные барьеры для экспортируемой отечественной продукции на территорию ЕС.

Таким образом, в своей внешнеторговой политике в текстильной сфере Узбекистан намерен расширять товарное предложение на традиционных рынках, а также выходить на новые рынки.

Заключение

В Узбекистане в сентябре прошлого года были утверждены целевые показатели развития экспорта текстильной и швейной продукции с ориентиром 7 млрд. долл. к 2025 году. Для достижения данного показателя потребуется как активное наращивание производства, так и расширение позиций на внешних рынках, что предполагает приложение значительных усилий по повышению качества выпускаемой продукции и упрощению выхода отечественной продукции на внешние рынки.

В данном ракурсе рынок ЕАЭС для Узбекистана является в настоящее время наиболее доступным. Историческая, культурная близость, некогда существовавшая единая экономическая система и сложившиеся на ее основе хозяйственные связи в ближайшей перспективе позволяют рассматривать страны ЕАЭС как основной рынок для отечественной текстильной и швейно-трикотажной продукции.

По этому поводу также необходимо отметить, что статус наблюдателя Узбекистана в ЕАЭС позволит, среди прочего, изучить механизмы участия в госзакупках продукции легкой промышленности стран ЕАЭС, создаваемых возможностях по промышленной кооперации, технологических платформах. Всё это в перспективе, независимо от того, вступит Узбекистан или нет в ЕАЭС в качестве полноправного партнера, упрочит позиции нашей страны на рынке текстиля и одежды ЕАЭС, придаст импульс расширению кооперации в сфере легкой промышленности. В конечном счете, это будет способствовать укреплению позиций Узбекистана на мировом рынке текстиля и одежды.

Руслан Абатуров, ЦЭИР

Экономическое обозрение №10 (250) 2020

...
Леонид Полищук, заместитель директора Центра IRIS Университета штата Мэриленд, США

"ЦЭИР является "общим (коллективным) ресурсом" для доноров и международных организаций в Узбекистане. Центр удерживает лидерство среди местных институтов, занимающихся анализом государственной политики. ЦЭИР достиг организационной зрелости, аккумулировал ценные активы, среди которых особую важность занимают потенциал, опыт, репутация и доверие партнеров, достаточно эффективные информационные и коммуникационные каналы, профессиональная команда аналитиков, а также знания и опыт в области управления исследовательскими проектами."