CENTER FOR ECONOMIC RESEARCH

Узбекистан и ЕАЭС: Текстильная примерка

В СМИ активно обсуждается вопрос возможности вступления Узбекистана в ЕАЭС. Какой эффект это может принести экономике Узбекистана – положительный или отрицательный?  Более-менее точный ответ на этот вопрос может дать только соответствующий анализ для конкретных отраслей промышленности. В настоящем материале экспертами ЦЭИР проведена оценка возможных последствий вступления  Узбекистана в ЕАЭС  и их влияния на развитие текстильной и швейно-трикотажной промышленности Узбекистана.

Текстильная отрасль в Узбекистане достаточно развита и обладает рядом конкурентных преимуществ. Валовый выпуск текстильных изделий и  одежды в 2018 г. составил 32,6 трлн. сум., или 13,8% от выпуска промышленной продукции.  В целом валовая добавленная стоимость производства текстильных изделий, одежды, изделий из кожи и смежных изделий составляет 10 трлн. сум., что составляет 2,5%  ВВП.  

При этом в 2018 г. загрузка производственных мощностей по выпуску текстильных изделий и одежды была далеко не полной, что свидетельствует о том, что главным фактором, препятствующим развитию текстильного сектора, является недостаток спроса, а не предложения. Решить эту проблему при ограниченном внутреннем  спросе возможно только за счет наращивания экспорта.

Контуры изменения торгового режима

При вступлении Узбекистана в ЕАЭС потребуется изменение действующего торгового режима в отношении текстильной и швейно-трикотажной продукции в соответствии с нормами,  действующими в ЕАЭС.  Что придется изменить?

В рамках действующего на сегодняшний день таможенного режима в силу действия зоны свободной торговли СНГ импортные пошлины на текстильную и швейно-трикотажную продукцию между Узбекистаном и странами ЕАЭС не применяются. Вывозные таможенные пошлины в ЕАЭС в отношении текстильной и швейно-трикотажной продукции не применяются. При импорте товаров в России, Беларуси, Армении применяются  ставки НДС в размере 20%, в Казахстане и Кыргызстане – 12%. В Узбекистане ставка акциза в размере 15% применяется к завозимым коврам. Акцизы в отношении товаров текстильной и швейно-трикотажной отраслей также не применяются.

На внутреннем рынке узбекская текстильная продукция имеет существенные конкурентные ценовые преимущества, что явствует, к примеру, из сопоставления розничных цен на трикотажную продукцию в городе Ташкенте. В  связи с этим вряд ли можно ожидать  существенного увеличения импорта готовой  текстильной продукции из стран ЕАЭС в связи с возможным вступлением в эту организацию.

Розничные цены на трикотажную продукцию в Ташкенте

(долл.)

Наименование

Цены на продукцию РУз

Цены на продукцию Беларуси

Майка мужская трикотажная

3

5,8

Кофта трикотажная

5,2-15

9,4

Брюки трикотаж

11

31,8

Футболка трикотажная

3-5

8,4

Детская одежда

2,9-9,2

6,3-26,3

 

При вступлении в ЕАЭС Узбекистан станет частью единого таможенного пространства, где действуют единый таможенный тариф. С 2020 г. средняя ставка таможенных импортных пошлин в Узбекистане на товары рассматриваемой группы составит 12,2%, в ЕАЭС действующая средняя ставка составляет 8,6%.

В Узбекистане и ЕАЭС действуют также нулевые импортные таможенные пошлины на оборудование текстильной и швейно-трикотажной отраслей. Исключением является подсубпозиция «машины трикотажные, вязально-прошивные, для получения позументной нити, тюля, кружев, вышивания, плетения тесьмы или сетей и тафтинговые машины, бытовые», по которой в ЕАЭС действует ставка 3%.

Необходимо также учитывать, что при вступлении в ЕАЭС Узбекистан станет участником действующей зоны свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом, в рамках которой  по значительному количеству товарных позиций текстильной и швейно-трикотажной отраслей импортные пошлины обнулены или применяются триггерные защитные меры, предусматривающие возможность принятия определенных мер при превышении определенных порогов импорта.

Кроме того, при вступлении в ЕАЭС Узбекистану необходимо будет гармонизировать текущий технический регламент о безопасности продукции легкой промышленности с техническими регламентами ЕАЭС «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков» и «О безопасности продукции легкой промышленности», в соответствии с которыми выпускаемая на единый рынок ЕАЭС продукция подлежит декларированию соответствия и сертификации (изделия бельевые, корсетные, купальные, постельное белье, чулочно-носочные изделия первого слоя, одежда для детей и подростков).

Возможные последствия

Анализ вышеизложенного позволяет предполагать следующие возможные последствия вступления в ЕАЭС для рассматриваемого сектора промышленности Узбекистана.  

  • Увеличение импорта текстильной и швейно-трикотажной готовой продукции из третьих стран (Китай, страны Юго-Восточной Азии) за счет снижения таможенных пошлин и действующей ЗСТ между Вьетнамом и ЕАЭС.
  • Увеличение объемов нелегального импорта за счет ликвидации таможенного контроля на границах с Казахстаном и Кыргызстаном. По данным китайской статистики, экспорт КНР текстильной и швейно-трикотажной продукции в ЕАЭС в 2018 г. составил 11 млрд. долларов. По данным ЕЭК, импорт ЕАЭС из Китая аналогичной продукции составил 5 млрд. долл.
  • Рост конкуренции на внутреннем рынке за счет увеличения импорта продукции текстильной и швейно-трикотажной отраслей из третьих стран.
  • Увеличение себестоимости отечественной продукции из-за повышения импортных таможенных пошлин на сырьевые товары.

Перспективы экспортных рынков

Несмотря на некоторые не совсем положительные последствия для внутреннего рынка, вступление Узбекистана в ЕАЭС может быть весьма благоприятным для наращивания экспорта узбекской текстильной и швейно-трикотажной продукции. Экспорт Узбекистана по основным товарным группам  текстильной и швейно-трикотажной отраслей в 2018 г. составил 1,6 млрд. долл. Из них в страны ЕАЭС – 42% от общего объема экспорта, в третьи страны – 57%. Доля стран ЕАЭС в объеме узбекского экспорта ковров составляет 60%, трикотажных полотен машинного и ручного вязания – 90%, одежды – 91%.

В то же время имеется значительный потенциал по увеличению экспорта текстильной и швейно-трикотажной продукции на рынки стран ЕАЭС в силу значительных объемов импорта странами ЕАЭС текстильной и швейно-трикотажной продукции, который составил в 2018 г. 12,9 млрд. долл. (из них текстиля – 4,4 млрд. долл., одежды – 8,5 млрд. долл.). Увеличение экспорта узбекской текстильной и швейно-трикотажной продукции при вступлении в ЕАЭС может произойти за счет следующих факторов:

  • доступа отечественных предприятий к государственным закупкам продукции легкой промышленности ЕАЭС и, в частности, России;
  • снижения транспортных издержек и упрощения транзита экспортных товаров по территории Казахстана и РФ;
  • реализации незадействованного экспортного потенциала отрасли и расширения ассортимента экспортируемой текстильной и швейно-трикотажной продукции Узбекистана на рынки стран ЕАЭС.
  • Возможности диверсификации экспорта

По данным исследования Berlin Economics, рынки России и Армении обладают наибольшим потенциалом наращивания экспорта для текстильной и швейно-трикотажной продукции Узбекистана среди стран ЕАЭС. 

Однако Россия уже является основным потребителем экспортируемой Узбекистаном текстильной и швейно-трикотажной продукции, в частности, по таким товарам, как майки, белье постельное, кухонное, женское, различные полотна. Поэтому возможность наращивания экспорта по этим позициям представляется ограниченной.В связи с этим необходимо расширять ассортимент отечественной продукции на рынках стран ЕАЭС за счет товаров, обладающих высоким экспортным потенциалом, но в настоящее время слабо представленных на рассматриваемых рынках. Такими товарами являются мужские, женские и детские костюмы, пальто, свитеры, пуловеры, кардиганы, ковры и напольные покрытия, детская одежда.

Увеличению экспорта также может способствовать реализация новых инвестиционных проектов за счет инвесторов из стран ЕАЭС и Китая. В связи с отсутствием преференциального режима доступа на рынок ЕАЭС Китай может быть заинтересован в создании производств на территории стран ЕАЭС, и в частности Узбекистана, учитывая наличие достаточной сырьевой базы, дешевой рабочей силы. Также расширяется возможность для кооперации, в том числе с использованием сырьевой базы стран ЕАЭС.

Заключение

Таким образом, предварительный анализ того, как может повлиять вступление Узбекистана в ВТО на текстильную и швейно-трикотажную промышленность, позволяет утверждать, что при достаточно незначительных негативных последствиях для внутреннего рынка республики можно ожидать весьма благоприятных перспектив для наращивания экспорта текстильной и швейно-трикотажной промышленности на рынки стран ЕАЭС и других стран.

Вместе с тем, для смягчения возможных негативных последствий целесообразно в процессе вступления предусмотреть необходимость следующих мер. -Сохранение нулевых ставок импортных таможенных пошлин Узбекистана на сырье, оборудование и комплектующие для отечественных предприятий текстильной и швейно-трикотажной отраслей в рамках переходного периода. -В течение переходного периода должна быть завершена реализация запланированных в отрасли крупных инвестиционных проектов, а также приняты меры по достижению применения требований сертификатов ЕАЭС для отечественных предприятий.

-Также до вступления или в рамках переходного периода должна быть проведена гармонизация положений технических регламентов Узбекистана и ЕАЭС в области безопасности продукции легкой промышленности с установлением пятилетнего срока действия сертификатов и деклараций соответствия, выданных национальными органами до момента вступления в ЕАЭС.

 

Журнал "Экономическое обозрение" №11 2019 г.

*В следующем номере журнала "Экономическое обозрение" будет опубликован

сравнительный анализ текстильной и кожвенно-обувной отраслей, в условиях ЕАЭС.

...
Leonid Polishchuk, Deputy Director, IRIS Center, University of Maryland, USA

"Indeed, CER is a “collective resource” for donors and international development agencies in Uzbekistan. The Center maintains strong leadership among public policy analysis units. It has reached organizational maturity and accumulated valuable professional and institutional assets, including strong reputation, trust and credibility with stakeholders, good outreach channels, capable team of policy analysts, and necessary project management expertise."